Руско (essy_aka_tigra) wrote in returning_2007,
Руско
essy_aka_tigra
returning_2007

Сынок из меня веревки въет - "Мама, пойдем в Гондолин... Мама, пойдем сигаретку у феанорингов стрельнем..."
Аредэль.



- Почему получилось так, отец? Ведь ты учил меня гранить камни и ковать мечи, ты учил меня сражаться и воспитывал меня... куда это ушло?

- Ушло? быть может в твои мечты о сородичах твоей матери? быть может это ушло туда, где нет места моему сыну?

- Но почему ты считаешь, что мне там нет места?

- Ты желаешь иных земель, иных свершений. Тебе тесен Нан-Эльмот? Тебе тесен твой дом?

- Я не знаю, отец. Ведь если ничего не видеть - как можно узнать, чего же ты хочешь?

- Потому что в своем стремлении найти свою родню ты стремишся к гибели.

- Откуда знать тебе? Быть может, увидев то, что за горизонтом, я вернусь в свой дом?

- Нет, ты не вернешься.... увиденное тобой восхитит тебя, ты познаешь новое и прекрасное. Но ты прикоснешся к гибели что несут в себе родичи твоей матери. И ты не сможешь вернуться....

....

- Так значит, истина в свободе?

- Да, в свободе и в созидании.

- Тогда не пытайся ставить стены перед моей жаждой нового.

- Даже видя что ты губишь себя?!

- Но ведь если я свободен - я имею право на СВОЕ!

- А ты не думал что ты мое творение и я вправе не отпустить тебя?

- Так что же тогда свобода? Это лишь твоя свобода? или свобода любого существа???

- Ты мой сын и принадлежишь дому Эола. И я не позволю твоим глупым выходкам и желаниям губить тебе жизнь!!!


-----------------------------------------

Когда мне что-то запрещают – я пойду наперекор. Отец, я такой же, как и ты – я просто слишком поздно это понял...
Мы ушли из дома утром, дождавшись отъезда отца. Сказали его ученику, что отправляемся к феанорингам – и ушли в другую сторону.
Темные леса Нан-Эльмота быстро сменились светлыми рощами, а потом – пустошами Нан-Дунгортэб.
Там мы и наткнулись на унгола. Тварь сплела свою паутину прямо посреди дороги, в единственном доступном для прохода месте... И не добраться до нее, не убить...
- А! Люди.... - зашипел унгол.
Он еще и разговаривает!
- Чего тебе надо, тварь?! - спросил я.
- А чего у вас есть?
- А чего тебе надо?
- Крови хочу! Жрать хочу!
Мать опередила меня – она резанула руку себе ножом и протянула унголу:
- На, пей!
Я еле успел подхватить ослабевшую мать, а довольный унгол отполз в сторону:
- Проходите!
Как мы добрались до Гондолина, зная, чувствуя, что отец нас преследует – я плохо помню. Но мы дошли.

- Кто вы такие?! - вопросили воины на вратах.
- Я Аредэль, сестра Турукано... - проговорила мама из последних сил. - А это мой сын Маэглин...
- Ей плохо! - закричал я. - Срочно нужен целитель!
И нас пропустили – отобрав у меня оружие, конечно. В тот момент мне было все равно – только бы маме скорее помогли...

Конечно, ей помогли. Радость жителей Гондолина, увидевших сестру своего короля, сложно описать. А я...
Я просто был ошарашен. Изумлен красотой этого невероятного города, количеством народу вокруг, потоками солнечного света...
...и той, что стояла рядом с королем.
- Маэглин? Знакомься, это моя дочь Итариллэ...
Имя – как звон серебряных колокольцев... Волосы как золото, рассыпанное по плечам. О да, я вижу величайшее из сокровищ нолдор!

Все было хорошо. Сияющий город, приветливые жители...
Меня сразу же обсели гондолинские девы, расспрашивая обо всем – кто мой отец, где мы жили так долго, почему пришли в Гондолин только сейчас, какие опасности встретили по пути.
Я старался отвечать осторожно – кто знает нрав родичей моей матери? Быть может, безобидные вещи разозлят их, обидят?
Да и странно, непривычно мне было в центре внимания. Но присутствие Итариллэ придавало мне силы, давало спокойствие и уверенность в себе.
Я нашел свой дом.

Матери стало лучше, и она присоединилась ко мне в блужданиях по городу, в общении с его жителями – а ведь многих она помнила еще с Валинора!
Вскоре появился и король – и позвал меня в кузницу.
Вот оно – привычное дело, привычное место. Все так же, как и везде – пылающий горн, стук молотов, разговоры о мастерстве и оружии... О том, как неплохо было бы соорудить горн, подобный гномским, в котором можно будет плавить сталь... О возможных залежах каменного угля,руд и драгоценных камней в окружных горах...

И тут случилось то, о чем я уже и не думал. Уже и не боялся.
Пришел отец.
Я не знаю, как он нашел тайные тропы в Гондолин. Почему его пропустили... ну, это понятно – он сказал, небось, что пришел за своей женой...
Безотчетная тревога кольнула мне сердце – и я незаметно взял свой кинжал. Так, на всякий случай... конечно, что может случиться в этом прекрасном городе? Да и отец безоружен...

- Господа, у нас тут семейная беседа! Может, позволите нам уединиться?!
Позволили, конечно...

- Вернемся, Аредэль! Вернемся домой!
- Да, конечно, но... Маэглин... Он ведь ничего не успел увидеть...
- Он мой сын!
- Да, но позволь ему самому выбирать свою судьбу!
- Самому? Слишком мал он, чтобы выбирать ее! Я его отец и его лорд!
- Давай мы вернемся домой... а Маэглин вернется потом. Не знаю... через месяц...
Он как будто посветлел лицом.
- Через месяц? Маэглин, ты вернешься?!
Как тяжело отвечать...
- Нет.
- Что?!!
- Отец... Я нашел здесь то... - мимолетный взгляд в сторону... да, Итариллэ стоит там, общается с королем... - То, что однажды нашел ты. Я не вернусь.
- Значит, так?!!

Он ударил мгновенно, я не успел бы отшатнуться... если бы не мама, оттолкнувшая меня. Кинжал прошелся ей по боку, мгновенно окрасив алым белое платье, и ударился о пряжку моего пояса.
- МАМА!!!
Я упал на колени рядом с ней, не думая об отце, о том, что у него может быть припрятано еще оружие, не думая ни о чем.
- Мама!!!

Отца скрутили, увели куда-то. Он кричал – «Пустите меня к ней!». Зачем тебе? Ты сам ее ранил...

Я сидел на краю постели, держа мать за руку, и надеясь, надеясь, надеясь... надеясь безумно, безотчетно – все обойдется! Все будет хорошо!

- Паучий яд? Попробуем эти травы?, должно помочь...
- Держи ее! Маэглин, держи ее – только ты это сможешь!
- Позовите еще целителей, мне нужна помощь...
- Приведите Эола... приведите моего мужа... не связывайте его, не мучайте его... он не виноват...
- Итариллэ, смени Маэглина. Пусть немного отдохнет.
- Спасибо, король...
- Да, еще... Я запрещаю тебе подходить к Эолу.
- Да, король...

- Ей хуже! Скорее, помогайте!
- Маэглин, держи ее!
Держи ее. Тащи ее от страшных темных теней. Спасай ее. Все получится. Она выздоровеет. Все будет хорошо.

Нет.
Ничего уже не будет.
Она умерла.
Она умерла.
Ее больше нет.
Слезы застили мир. Но уже ничему не помочь.
Ее больше нет.

И только теперь привели отца.
- Это ты сделал. Смотри, что ты сделал. - сказал я ему сквозь слезы.
Он встал и ушел.
И страшнее всего были его глаза.
Я хотел убить его. Больше всего в мире я хотел его убить.

Потом ушло все. Ненависть, жажда смерти отца... все. Остались лишь горечь, отчаянье и боль.
- Это я во всем виноват. Я подговорил мать вернуться в Гондолин. И я не успел тогда отдать унголу свою кровь – если бы теперь яд не соединился с ядом, ее бы спасли...
Это я во всем виноват.
- Ты не виноват ни в чем, Маэглин.
- Итариллэ стояла рядом со мной, держала меня за руки.
- Ты не виноват, не кори себя...
- Она умерла из-за меня.
- Нет.

Потом были похороны... а потом – суд.

Все говорили по очереди. Кто-то требовал отпустить Эола... кто-то – заключить его под стражу навечно... я плохо помню.
Потом спросили меня.
- Чего скажешь ты, Маэглин? Твой отец убил твою мать – чего скажешь ты?
Я смотрел в его глаза. Ненависть сошлась с ненавистью.
«Ты предал меня».
«Ты убил ее».
«Ты предал меня, сын».
«Ты убил ее, отец».

- Я не вправе судить собственного отца. Я подчинюсь воле короля Турукано.

Потом небольшая передышка в суде – пока целительница пыталась излечить феа Эола...

Ко мне подошло несколько кузнецов. В их руках был мой меч и меч отца.
- Лорд Маэглин, какой из них принадлежит Эолу?
- Этот.
- Что с ним стоит сделать, как ты думаешь? Стоит ли его расплавить, уничтожить?
- Мой отец – великий мастер. - резко ответил я. - Нельзя уничтожать творения мастера. Они не виноваты в его делах.
- Да, ты прав. - согласился кто-то из лордов.

Вскоре они вернулись.
- Маэглин, прими в наследство меч своего отца.
Я принял его, промолчав. Что я мог ответить?

Говорил король:
- Каждый, кто придет в наш город, может к нам присоединиться. Но он должен принести присягу сберегать тайну Гондолина и подчиняться его королю. Скажи, хочешь ли ты остаться среди нас, Маэглин?
- Да. - я ответил без колебаний.
- Тогда поклянись.
Я поклялся – и стал одним из них... надеюсь...
- Тогда я могу объявить, что дарую племяннику своему Маэглину право основать свой собственный Дом и войти в число лордов Гондолина! Лорды, кто против этого?
- Маэглин способный ученик, и он достоин быть среди нас. - Корвэ Рог.
- Я согласен с Лордом Рогом. - Глорфиндель.
- Я не против. - уклончиво ответил лорд Эктелион...

«Он мне не нравится...» - услышал я краем уха его разговор с кем-то из кузнецов...

Зачем мне такой щедрый подарок? Он не вернет мне мать... но пусть останется хоть это...
Ведь мне еще есть зачем жить.
Итариллэ...

Суд продолжался.
Но мне уже был ясен исход. Я останусь здесь... и мне вручили меч моего отца – значит, он уже приговорен.
Так и случилось. Эола приговорили к смерти.
Мне казалось, что он уже не в своем уме. Рассеянный взгляд, странная улыбка.... может ли эльда сойти с ума?
Может. Я чуть не сошел.

- У нас есть еще одно незаконченное дело. Вместе с Эолом в наш город пришел его ученик, Иствэ. И я должен задать ему тот же вопрос – согласен ли ты остаться в нашем городе?
- Нет.
- Подумай!
- Нет.
Я шагнул вперед:
- Ист, не будь дураком! Оставайся! Мы ученики одного учителя... мы многое сможем свершить вместе! Оставайся – и войди в мой Дом!
Он презрительно посмотрел на меня. «Предатель» - читалось в его взгляде.
Как хочешь. Но я постараюсь не допустить твоей смерти... хватит уже смертей...

- Мы не можем нарушить законы Гондолина и отпустить того, кто вошел сюда...
- Позволено ли мне будет сказать, король?
Турукано, кажется, удивился.
- Конечно, Маэглин, ты ведь теперь один из нас. Говори!
- В законе сказано, что никто не может покинуть город, кроме как по воле короля, так?
Так...
- Ну и зачем нам преступать закон?
В воцарившейся тишине хмыкнул Ульве, лормастер, законник.
- Слова не мальчика, но мужа.

...все равно не помогло.

Здесь, на вершине скалы дул пронизывающий ветер. Но я его не замечал.
- Маэглин, пара слов.
- Да.
- Сын-предатель... ты погибнешь той же смертью, что и я.

Все.
Умер.
Если бы его отпустили... не знаю. Я ушел бы, я догнал бы его... и убил? Или остался бы здесь и попытался все забыть? Не знаю.
Так или иначе, теперь выбора у меня нет.

Я уговаривал короля пощадить Иста. Но тот сам решил выбрать смерть.
...его подхватили орлы. Все-таки спасся... я был рад.

Хотя...
Ничего не осталось. Боль и пустота внутри.

Только один луч света. То, ради чего стоит жить.

Итариллэ...
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments