Лестар (_lestar_) wrote in returning_2007,
Лестар
_lestar_
returning_2007

Эол. Темный эльф.

Родился в годы звезд и жил в Дориате. Родители неизвестны, но известно что он родич короля Эльве Синголло.
В молодости Эол обучался кузнечному мастерству. Был очень веселым и общительным эльфом.
Ликом светел и ясноглаз. Обладает очень острым зрением. Глаза темно-серые. Темноволос. Высокий и ловкий.
Любит малину и прогулки по лесам. Любит петь, но поет только в гордом одиночестве и всегда тихо. Привык к мягкому свету звезд и любит его чистоту и пронзительность. Считает что самые прекрасные светочи небес это созвездия, и нет ничего прекраснее в Арде.
В тот год, когда Мелькор уничтожил Древа Валинора и вернулся в свою твердыню, разразилась война в землях Белерианда. Мириады орков провались через северные перевалы, и атаковали владения Тингола. Разорили земли меж Аросом и Гелионом.
На зов короля Дориата откликнулись многие эльфы и, вооружившись, дали отпор противнику.
В одном из первых сражений Эол был ранен и попал в плен.
Его не убили орки и не отдали на съедение гаурам. Но судьба Эола тогда круто переменилась. И через два года эльфа уже не узнали бы те, кто знали его раннее. Всегдашняя веселость и легкость характер исчезли безвозвратно. Лицо помрачнело, и в темных глазах поселилась неведомая прежде угрюмость. Раньше высокий и стройный Эол стал сутул и согбен невзгодами. Попав в плен Эол первые дни был просто в бреду. От раны и общего состояния. Но потом, когда встал на ноги, некоторое время пытался найти способ бежать. Был схвачен и наказан. Из него планомерно, выбивали неунывающий и веселый нрав. Он не думал про то что все что с ним делают это взламывает ему мозги. Он просто пытался выжить.
Эол периодически попадал в неприятные истории, но иногда его оставляли в покое и, когда издевательства возобновлялись, это наносило больший моральный урон. Однажды после особо долгого промежутка покоя, когда уже никто не мучил эльфа, Эола неожиданно отправили в лабораторию. Он думал, что его ведут на казнь, и пытался сопротивляться. Просто иногда эльфов уводили, и они больше не возвращались обратно. Сопротивление не помогло и эльфа почти волоком утащили. Так Эол оказался в лаборатории. Все происходившее с ним дальше он постарался забыть. Он просто в первые же часы пребывания там перестал реагировать на любые раздражители кроме боли.
Боялся в плену Эол в начале боли и гибели, потом начал бояться за свой рассудок. И в конце он просто утратил чувство страха. Осталось безразличие и ярость.
Во владениях Моргота эльфов отправляли на рудники, но, прознав в Эоле кузнеца, быстро перевели его на специализированные работы. Но рудники оставили свои следы на душе и теле Эола. На запястьях эльфа остались рубцы от кандалов, и он был вынужден их скрывать в последствии. Кузнец-Эол не раз и не два ковал цепи для своих же сородичей и с тех пор ему ненавистен звук металла грохочущего по холодному камню подземелий. Да и сами подземелья не очень приятны бывшему узнику Ангбанда. Шли годы и Эол не видел ни лучика надежды. Он трудился на ненавистных орков и их хозяина. Не раз был наказан за непокорность. Но вот настал час, и войско нольдор ступило на земли Белерианда. Тогда же взошло солнце и великое смятении охватило моготовы войска. Темные, обеспокоенные мощью доселе невиданного противника, начали укреплять свои позиции. Строились новые кузни, новые литейные. И Эола перевели в другую мастерскую, но по счастливому стечению обстоятельств ему вместе с несколькими эльфами удалось бежать.
С темным эльфом, а так его прозвали сородичи, вместе бежали и другие квенди из синдар, но группе пришлось разделиться.. Больше Эол своих товарищей не видел. Никогда.

И он вернулся в Дориат….. но Мелиан предупредила Тингола что беглецы из Ангбанда опасны Дориату и Эола попросили удалиться. Самое неприятное, что эльф понимал, что если бы он согласился на исцеление после плена, согласился бы на помощь целителя, то он был бы возвращен к жизни. Но он просто не мог думать и заново переживать пусть даже в памяти те страшные годы. Не мог согласиться на осанве. Эол знал, еще немного и ему просто не понадобится целитель. Разум покинет темного эльфа безвозвратно. И потому, когда он вернулся и отказался от помощи его не приняли.. Не приняли друзья и знакомые, не принял никто. Но поскольку он не был замечен в плохих делах, то его не преследовали и даже позволили спокойно жить там, где он сам хотел.
И тогда Эол выбрал любимые леса в Нан-Эльмот, зажил там себе тихо и долго старался забыть про ангбандские годы. Он держал в тайне то, что с ним случилось.
И ни кто не знает ни жена ни сын. Эол почти убедил себя в том, что этого не было. Просто старался не думать..
Кстати, обработку метеоритного железа Эол освоил в Ангбанде.
Ни жена, ни сын не знают об этом. Эол боялся, что и они от него отвернутся.. Отвернутся, как и друзья, как и сородичи, жившие в Дориате
А вот наугрим гораздо милее его сердцу.
Также Дориат Эолу был отвратен из-за Менегрота. Тем что он в пещере. Кругом камень. Это давит. И только в компании наугрим Эол чувствует себя под землей отлично.
Эльф после плена начал страшиться звуков бряцающего метала о камень, гулкого эха под аккомпанемент печальных мыслей рабов. Но в кузнице тоже шумно, тоже поет металл. Но это Песня, кузня это другое. Кузня это слияние многих звуков. Гул пламени, дыхание мехов, звон молота о наковальню. Но это не звон цепей о холодные полы подземелий и не похоже на грохот подкованных ботинок орка.. Если в Ангбанде металл стонет, то в кузне он поет. И еще, Мастер, когда работает, он свободен. Он радуется и его мысли легки,.

Но самое печальное было вот в чем. Эол попал в плен еще до восхода луны и солнца, а убежал он уже после прихода нолдор в Белерианд. Он любил звезды, тень в лесах, легкий туман скользящий серебристой дымкой по залитым звездным светом лугах….. Но его мир безвозвратно канул в прошлое, исчез, словно его и не было. Быть может не взойди солнце и не появись луна темный эльф мог бы вернуться к прежней жизни, к прежним мыслям. но теперь, на свободе все ему говорило: «Твой мир исчез!» А он даже не смог проститься с тем, что так любил. Но иногда, ночи возвращают вою первозданную молодость и звезды снова становятся ярки и прекрасны, а ручей вновь начинает петь свою вечную песнь. И в такую ночь Эола не найдешь дома. Он будет ходить по сумеречным дорожкам, лежать в густых травах, пить из родников ледяную воду и улыбаться неведомо чему. В такие ночи можно услышать, как поет флейта леса под ловкими пальцами бывшего узника страшных подземелий Ангбанда.

В одну из таких ночей Эол встретил Арэдель, Белую Деву нолдор. И он полюбил ее. Полюбил всем сердцем и привел к себе в дом. Она стала светочем во тьме окружающей израненную душу темного эльфа. Но внешне Эол оставался, мрачен и нелюдим и только Арэдель знала его иным. Радостным, пусть немного суровым, но счастливым и спокойным. Только рядом с ней он пробуждался к жизни. Но шли годы. Родился сын, и любовь и внимание Арэдели было поделено между мужем и сыном. Эол с сыном в первые годы жизни был холоден. Но в возрасте 10 лет начал интересоваться Маэглином. Он уделял мальчику все больше внимания. Учил его. Позже начал брать с собой к гномам. Он не часто хвалил сына и не был с ним очень добрым. Но и злым его Маэглин не видел. Эол был спокоен и сдержан. Иногда казалось, что Маэглин ему чужой, а порой даже Арэдель не знала, что и думать, настолько много уделял внимания сыну Эол. Сам Эол же стремился обучить сына всему, что знал. Но вот веселость и легкость Ломиона подчас раздражала отца. Он сам был угрюмее сына, и потому его бесила невозможность вернуть утраченное. Темный эльф учил сына фехтованию и кузнечеству. Учил знанию звезд и трав. Учил его знаниям о лесе и реках. Бывало, они уходили на целые недели, а то и месяцы в глубину лесов и там жили и охотились.
Но Эол начал чувствовать, что Арэдель уже не так освещает его темное сердце. И эльф постепенно начал возвращаться к прежней жизни, к прежним мыслям. Рок вновь навис над Эолом, властителем Нан-Эльмот.
Нольдор были отвратительны Эолу, хотя надо признать сбежать ему из плена удалось лишь потому, что войско Финголфина сломало планы Темной твердыни. Но все годы Эол не любил нольдор и не было им хода на его земли. И лишь одна из Мудрых эльфов была дорога Эолу. Арэдель, Белая Дева нольдор.

Но спросили Эола: -«Скажи, а как вышло что ты, такой затворник полюбил ту которая принадлежит к нолдор, ненавидимыми тобою?» -
И ответил Эол:- «Я полюбил прекрасную деву и воспитал сына. Он мой и я не позволю чтобы он погубил себя, уйдя к родичам своей матери. Арэдель это сияние украшающее своей чистотой мои леса. Она это свет во мраке столь любимом мною. Для того чтобы познать истинный свет его надо зажечь во тьме. И лишь тогда он будет сиять незапятнанный и яркий.
Но мой сын! Он истинный сын свого отца и дорог мне, но теперь, когда Маэглин начал задумываться над тем кто его родичи-нолдор я лучше вышибу из него эти идиотские мысли, чем позволю ему угробить себя!! Он был послушен и смирен, я научил его всему что знал сам. создал из него мастера, А он начал думать о всякой ерунде!»
И еще Эол сказал своему собеседнику: - «Арэдель, моя жена и она должна быть покорна мужу. Раньше она жила в лесах и не рвалась ни куда. Ну может было пара случаев когда она пожелала странствовать куда-то, но я настоял на том чтобы она не совершала безумных поступков. Вокруг опасности и эльфийке среди них делать нечего! Самое отвратительное что она и Маэглин тайно лелеяли эти гадкие мысли о побеге. Я не верю что это решение возникло внезапно и их предательство мне отвратительнее всего.
Но знаешь, Маэглин это мое творение и я не отдам его для вящей славы города нолдор. Я создал и воспитал его и лишь я буду решать куда он пойдет и чем будет заниматься!»
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
  • 30 comments